Убить Дракона: опыт родителей, борющихся с расстройством пищевого поведения своего ребенка

Нашей дочери было 12 лет, когда ей поставили диагноз анорексия, и это перевернуло наш мир с ног на голову. Мне потребовалось несколько месяцев, чтобы понять, что мы имеем дело с расстройством пищевого поведения. Я знала, что с моим ребенком что-то происходит. Но я не могла понять – что именно? Наша дочь стала интересоваться кулинарией, кулинарными шоу и читала кулинарные книги. Не подозревая, что анорексия притаилась за углом, я поощряла это ее увлечение. Но постепенно она перестала есть то, что готовила сама. Она готовила для других, а не для себя. Постепенно она начала отказываться от мяса. Когда я спросила ее, почему она не хочет есть мясо, она ответила быстро и без колебаний: «Странно есть животное». Это было логично и имело смысл. И все же, это было неправильно. Но я отгоняла эти мысли. Ей было 12 лет, и она экспериментировала с вегетарианством. Потом она перестала есть сахар, пить молоко. Когда я спросила ее обо всех этих продуктах, от которых она отказалась, она огрызнулась на меня. «Ты беспокоишься о себе, а я буду беспокоиться о себе!». Я была ошеломлена ее поведением. Она никогда раньше так со мной не разговаривала. Но я отбросила чувства в сторону. Вскоре после того, как она начала отказываться от пищи, я заметила ее желание постоянно находиться на улице. Сначала я была рада этому, ведь мы все хотим, чтобы наши дети проводили время свежем воздухе. Но потом я поняла, что она не просто играла на улице. Она ходила пешком или каталась на велосипеде. Она никогда не сидела на месте. Это было неправильно. Я начала прислушиваться к своим чувствам. Хотя я все еще не понимала, что происходит. Я винила Covid, винила домашнее обучение, винила подростковый возраст. Я винила себя. Что случилось с моей маленькой девочкой? Почему она стала несчастной? Куда делся блеск в ее глазах? Что я делаю не так? Я спрашивала себя снова и снова. Пока однажды все не обрело смысл. Я увидела расстройство пищевого поведения, которого я мысленно называю Драконом. Я почувствовала, как он оценивает меня с ног до головы. Сможет ли он сразиться со мной? Сможет ли он контролировать меня и мою дочку?
Иллюстрация: freepik.com
Через несколько месяцев после той первой встречи с Драконом, он уже контролировал меня, дочь, всю нашу семью. Он вклинился между мной и моим мужем. Дракон двигался все быстрее, теперь моя дочь перестала есть сыр, сладости, пропускала завтраки. Мы наблюдали, как наша дочь угасала разумом, телом и душой. Мы чувствовали себя беспомощными. Все, что мы когда-либо знали как родители, было отнято Драконом. Мы чувствовали себя побежденными. Мы испугались. Мы были в отчаянии. Какое-то время мы жили в сердечной боли и под контролем Дракона. Мы чувствовали себя настолько потерянными, что не видели выхода. Наши друзья посоветовали почитать об этой проблеме и скорее найти специалиста. На приеме врач сообщил нам с мужем, что без срочной госпитализации наша дочь может умереть. И мы положили ее в больницу. Чувства, которые я месяцами подавляла, вырвались наружу. Неизвестность, страх. И к этому примешивалось облегчение, потому что теперь у нас была помощь, мы были не одни. После выписки мы поняли, что Дракон не был нашей дочерью, они были разделены. Мы были готовы сразиться с Драконом и спасти нашу дочь. Нам были даны самые прекрасные слова мудрости: если расстройство пищевого поведения ненавидит вас, значит, вы все делаете правильно! Наша маленькая девочка плакала: «Я не помню, каково это – быть счастливой». Она говорила: «Я хочу заснуть и никогда не просыпаться». Она кричала: «Я не хочу есть. Не заставляй меня есть это». Теперь мы были на поле боя. Наша семья против Дракона. Мы собрали команду, в которую вошли: семья, близкие, наш врач и любая информация. Мы убивали Дракона, вооружившись знаниями, терпением и любовью. И вот в один прекрасный день по лестнице вприпрыжку взбежала маленькая девочка, которую мы давно не видели. Она смеялась, ее глаза блестели. Она вновь радовалась простым вещам. Это придало нам сил и подарило надежду. Теперь Дракон не мог победить, ведь мы мельком увидели нашу маленькую девочку и захотели большего. Прошел год. Дракон почти исчез, хотя иногда мы встречаемся с ним. Но теперь мы знаем его в лицо, у нас есть инструменты и знания, которых у нас не было раньше. Промахи могут случиться, но мы никогда не вернемся к исходной точке. Будьте спокойны, настойчивы, контролируйте ситуацию. Вы сможете победить Дракона. Автор текста: https://www.feast-ed.org/dragon-slayer/ Перевод: ЦИРПП.
Запишитесь на прием прямо сейчас
Заполните форму, и наш специалист перезвонит Вам в ближайшее время
* — обязательные поля
Отправляя заявку, Вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности

Читайте также

Выпуск программы «Доброе утро» на Первом канале

Смотрите выпуск программы «Доброе утро» на Первом канале, посвященный Дню борьбы с …

Читать далее »

Программа «Жить здорово» на Первом канале

13 октября вышла программа «Жить здорово», где приняли участие врач-психиатр Центра …

Читать далее »

Программа «За гранью» на телеканале НТВ

В октябре врач-психиатр Марина Евгеньевна Котик приняла участие в съемках программы «За …

Читать далее »

Убить Дракона: опыт родителей, борющихся с расстройством пищевого поведения своего ребенка

Нашей дочери было 12 лет, когда ей поставили диагноз анорексия, и это перевернуло наш мир …

Читать далее »

Специализированный лечебный массаж для пациентов с расстройствами пищевого поведения

Читать далее »

Никогда не используйте язык расстройства пищевого поведения, чтобы возражать расстройству пищевого поведения

В тот день, когда мне поставили диагноз анорексия, диетолог сказал мне: «Не волнуйся, ты можешь …

Читать далее »