Истории пациентов

Анна Николаевна Д., мама

анорексия

Я расскажу о своей дочери Нике, ей сейчас 19 лет. Мы лечили ее в больнице, потому что она стала не просто худой, а я бы сказала, экстремально худой — при росте 170 см она весила 43 кг. Она практически перестала есть, а когда вдруг начинала, то сразу же после этого запиралась в ванной и вызывала рвоту. Настроение у нее тоже шаталось: от какой-то глубокой депрессии до приступов ярости, когда она могла начать швырять вещи по комнате.

У нас, можно сказать, неполная семья. Отец Ники и Егора, моего младшего сына, хоть и официально не разведен со мной, уже много лет живет за границей своей жизнью. Материально он нам помогает, но общения с детьми практически не было никогда. Все эти годы мне приходилось много работать и довольно редко удавалось поиграть или просто пообщаться с детьми. Возможно, все это и повлияло на то, что моя дочь заболела? Не знаю.

Насколько я помню, в конце школы она начала постоянно говорить о том, что она «жирная». Это была неправда, она всегда была худой, и я только отмахивалась. Потом я заметила, что она стала меньше есть, но и это меня вначале не особенно беспокоило, потому что я всегда считала, что если ребенок по-настоящему хочет есть — то он будет есть, и заставлять никого нельзя. К тому же школу она закончила очень хорошо, поступила в очень престижный вуз, то есть все было вроде бы нормально. По-настоящему я заволновалась, когда услышала, что она постоянно вызывает у себя рвоту в ванной — не заметить этого было, конечно, уже невозможно. К тому же она постоянно плакала, а когда мы ее спрашивали, что с ней, называла себя «уродкой» и «неудачницей». Но если честно, я даже тогда не знала, что это такое заболевание. Узнала я об этом из статьи, которую она принесла домой и дала прочитать. Именно тогда мы вместе пошли к врачам. По их совету Ника легла в больницу. Уже во время лечения она стала заметно спокойнее и начала наконец-то снова улыбаться, нормально есть, с кем-то подружилась из палаты. Ее отпускали домой, и дома она тоже продолжала питаться так, как ей сказал врач, вес нормализовался. Порой Ника может еще высказать какое-то недовольство своим весом, но на самом деле она уже очень сильно изменилась, и я думаю, что, продолжая лечения (а ее отпустили из больницу под дальнейшее наблюдением врачей) нам удастся преодолеть эту напасть окончательно.